КОНТРОЛЬНИЙ ПОСТРІЛ З ҐАНКУ, АБО ЩЕ ОДИН ПРОЕКТ ЗАКОНУ ПРО МОВУ

19 января в Верховной Раде Украины был зарегистрирован новый проект закона «Про державну мову». Пожалуй, это самый спорный законопроект за всю историю Украины. О нем уже сложено немало анекдотов типа: «Добрий день, мовний патруль турбує. Яка буква в алфавіті після «Г»? – «Д». – Чути постріл з ґанку».

Но на самом деле новый «мовный» законопроект заслуживает серьезного рассмотрения. Хотя бы потому, что, если такой закон будет принят, он отразится на жизни буквально каждого жителя страны.

Впрочем, паниковать и искать языковое убежище в Беларуси рано. Это только проект. Причем один из нескольких, поданных в январе этого года. Кроме проекта №5670 «Про державну мову», существует еще проект №5669 «Про функціонування української мови як державної та порядок застосування інших мов в Україні», поданный свободовцем Михаилом Головко, и проект №5556 «Про мови в Україні» Ярослава Лесюка. Но вернемся к законопроекту «Про державну мову», который больше всего обсуждается.

Проект 33-х

Авторами этого законопроекта выступили 33 нардепа. Казалось бы, такого количества достаточно, чтобы представить все регионы Украины, но на деле получилось по-другому. Сайт strana.ua проследил, откуда родом авторы проекта. Оказалось, подавляющее большинство (20 человек) из западных областей, 8 – из столицы, двое с севера Украины (Черниговская и Сумская области), двое из восточных областей (Харьковская и Запорожская), один – из Крыма. И этим уже многое сказано.

Пройдемся по пунктам. Сначала о вещах очевидных, против которых никто возражать не станет: каждый гражданин Украины обязан владеть государственным языком. Язык государственных органов, местного самоуправления, судопроизводства, Вооруженных сил Украины – украинский. Но все это прописано еще в Конституции Украины, принятой в 1996 году. И этих норм, кажется, никто не нарушает, по крайней мере, в Кировоградской области.

Авторы нового проекта такие же требования планируют ввести во всех сферах жизни. Штрафовать за употребление любого языка, кроме государственного, планируют продавцов, парикмахеров, сапожников, врачей и медсестер, интернет-магазины – в общем, всех, кто работает в торговле, сфере услуг, медицине и образовании .

Есть в новом проекте и предложение об уголовной ответственности за «публічне приниження чи зневажання державної мови». Считать ли тот украинский, на котором завтра заговорят закарпатские продавцы, публичным унижением государственного языка? Это уже, наверное, будут решать компетентные органы…

Запретить или поддержать?

В соответствии с проектом закона, теле- и радиоканалы, которые вещают в Украине, независимо от формы собственности и способа распространения программ, должны использовать только государственный язык. Любые программы и фильмы, в том числе старые советские, должны иметь украинский дубляж (а не просто субтитры). Впрочем, есть оговорка: с целью удовлетворения потребностей нацменшинств, иностранной аудитории или с образовательной целью телерадиоорганизации могут осуществлять вещание на других языках. При этом суммарный объем иноязычных программ не должен превышать 10% эфирного времени для общенациональных и 20% для региональных телекомпаний.

Печатные СМИ издаются тоже на украинском языке. При желании журнал или газету можно издавать параллельно на двух языках, но украинский тираж должен быть больше иноязычного.

Та же история с книгами. Издавать книги на других языках, в общем-то, можно, но параллельно нужно издать в переводе на украинский бОльшим тиражом. То есть, чтобы напечатать, например, 10 тысяч экземпляров «Федориного горя», издатель должен будет заказать перевод и напечатать на украинском как минимум 10001 экземпляр. При этом ни о поддержке украинского книгоиздательства, ни о развитии украинской детской литературы, ни о субсидировании государством качественных переводов зарубежной литературы речь в проекте закона не идет.

Та же история с телеканалами и печатными СМИ. Законопроект не предусматривает никаких поощрений для тех, кто перейдет на украинский язык, зато предусматривает уничтожение всех, кто не перейдет. Для сотен печатных СМИ, в том числе и для «Украины-Центр», как это ни печально, в современной экономической ситуации этот закон, если он будет принят, станет последним, контрольным, выстрелом в голову.

А судьи кто?

Безусловно, контроль употребления государственного языка во всех сферах жизни потребует создания сети проверяющих.

В этой части в законопроекте все прописано очень детально, до мелочей. Сначала будет создана Национальная комиссия стандартов государственного языка, которая разработает и сами стандарты, и методы проверки уровня владения языком, и сможет подавать в Кабмин предложения о внесении изменений в законодательство.

Примечательно, что в составе языковой комиссии будут всего три члена от Академии наук Украины! Логично, правда? Не ученым же, в конце концов, стандарты орфографии утверждать… Остальным шести членам комиссии достаточно иметь степень доктора философии (кандидата наук по-старому).

Зато все члены комиссии в своих правах и полномочиях будут приравнены к заместителю министра, глава комиссии – к министру, а сама комиссия – к министерству.

Вот этот пункт очень смущает. Когда в Украине создали институт национальной памяти имени Альц­геймера, приравняли его к министерству и назначили руководить им кандидата наук Вятровича, это могло казаться смешным. Однако за последние два года этот институт успел уже такого наворотить!

Но нацкомиссия – это, конечно, не все. Задуман еще Центр украинского языка, который будет заниматься непосредственно проверками уровня владения языком, проводить экзамены и выдавать сертификаты.

Но и этого недостаточно. Будет еще один «министр» – Уполномоченный по защите украинского языка. Именно он будет следить за тем, как выполняются положения закона везде-везде. Для этого у него в подчинении будут инспектора на местах. Их задача – проводить языковые инспекции и языковые экспертизы по жалобам (читай: доносам) граждан. Не нравится кассир в супермаркете – жалуйтесь, пусть сдаст экзамен! Недовольны медсестрой – вызывайте языковую инспекцию! А какой прекрасный метод измора государственных служащих и работников органов местного самоуправления! Ведь даже тем, кто прекрасно владеет государственным языком, в случае поступления жалоб придется это доказывать…

При этом инспекторам и их уполномоченному начальнику уже не обязательно даже кандидатами наук быть, им достаточно просто высшего образования, и даже не обязательно филологического, можно в области права!

Цель или средство?

Сложно отрицать, что государственный язык в Украине нуждается в поддержке и защите. И поклонники нового радикального законопроекта считают, что такая шоковая терапия сразу заставит всех граждан Украины полюбить украинский язык. А тем, кто в такую принудительную любовь не верит, вспоминают годы насильственной русификации в Украине. Мол, украиноязычные люди вынуждены были отказываться от родного языка, у них вырабатывался «комплекс меншовартости», украинский язык был искусственно маргинализирован… Теперь пришла очередь тех, для кого родной язык русский.

Странно, что при этом мы забываем, к чему приводили предыдущие попытки «поддержать и защитить». Язык – очень нежный орган! И когда по нему начинают лупить палками, получается болезненно. Каждый новый закон о языке оборачивался для нас полярным разделением общества.

В самые мирные и спокойные для Украины годы проекты новых языковых законов появлялись в аккурат перед выборами, чтобы заранее разделить электорат: между Кравчуком и Чорноволом, между Кучмой и Морозом, между Ющенко и Януковичем. Попытки отмены закона Клесниченко-Кивалова в 2014 году обернулись для нас гораздо более серьезными последствиями… Для законодателей язык никогда не был целью (иначе за 25 лет мы бы давно уже все заговорили на украинском, а родной язык лелеяли у себя на кухнях), только средством!

Сегодня обстановка и так накалена до предела. Мы еще не успели отойти от переименовательной горячки. А тут еще и сразу три законопроекта о языке, один другого жестче и радикальнее. Кто им дал отмашку? И зачем?

Хочется обратиться и к сторонникам, и к противникам законопроекта. Давайте перестанем обзывать тех, кто смеет критиковать проект, агентами Кремля и сепаратистами. Это может привести к чему угодно, только не к расцвету украинского языка! Давайте перестанем так остро и болезненно реагировать. В конце концов, пока это только проект. Он еще не принят даже в первом чтении и, вполне возможно, никогда даже рассматриваться в ВР не будет. Так уже было с законопроектом 2010 года, который, наоборот, формально оставляя в Украине один государственный язык, фактически узаконивал двуязычие. Через полгода проект был снят с рассмотрения. Но за эти полгода на протестах против проекта и на его поддержке немало людей заработали себе имя и электорат, поделив нас с вами на два лагеря…

А украинский язык? Журналист Сергей Полулях, комментируя законопроект в соцсетях, написал: «Ківалов вбивав українську (Имеется в виду закон о языке 2012 года, который действует сейчас. – Авт.), а ви її душите в обіймах. Президент, уряд, міністри, мери, керівники нижчого рангу можуть зробити для розвитку мови набагато більше «в робочому порядку», ніж ВРУ через свої закони. Допомагайте мові пільгами і преміями, в тих же ЗМІ чи книговиданні. Не давайте навіть приводу для звинувачень у примусі до мови, але не забувайте про реальну підтримку української мови».

Ольга Степанова, «УЦ».

Advertisements

Залишити відповідь

Заповніть поля нижче або авторизуйтесь клікнувши по іконці

Лого WordPress.com

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис WordPress.com. Log Out / Змінити )

Twitter picture

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Twitter. Log Out / Змінити )

Facebook photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Facebook. Log Out / Змінити )

Google+ photo

Ви коментуєте, використовуючи свій обліковий запис Google+. Log Out / Змінити )

З’єднання з %s